Menu

Иконы старше самой гравюры…

В 2004 году в Санкт-Петербурге была восстановлена и освящена церковь Горного института, когда-то Горного Кадетского Корпуса. Среди старинных икон только два наборных образа – они очень необычны. Но для нас особое значение имеют имена их создателей: Николай Бушуев и Петр Бояршинов.

 

  «Фамилии Бушуева и Бояршинова не просто знакомы, они дороги. Ведь два Ивана – носители этих фамилий, стали основателями самобытного искусства – златоустовской  гравюры на стали, которая прославила наш город, — рассказывает старший научный сотрудник художественного отдела Златоустовского краеведческого музея Любовь Лаженцева.

Но это не было случайностью, они вышли из очень талантливых семей. И вот как раз об этом я хочу рассказать, но вернемся  к «началу времен», а точнее к тому, кем был основан завод в Сатке. Начало Троицко-Саткинского завода положил барон С.Г. Строганов, хотя возрожден он был его сыном. Но главное дело в фамилии. Кто были такие Строгановы? Их род насчитывает в России 500 лет. Сначала это состоятельные крестьяне, позднее промышленники и землепроходцы. Они осваивали бескрайние просторы российского Севера, Урала и Сибири. Строили на новых землях города и крепости, поднимали заводы. Саткинский чугуноплавильный и железоделательный завод – это их рук дело. А точнее  крепостных, которых отравляли сюда со своих вотчин Строгановы.


В ревизской сказке  1761 года на Троицко-Саткинском заводе  числится семья прадеда Ивана Бушуева, они были родом из старинных Чусовских городков, которые являлись малой частью большой империи Строгановых. Из рода крепостных служителей графа Александра Сергеевича Строганова был и Емельян Бояршинов, дед Петра Клементьевича  Бояршинова, также  переселенный на строящийся Троицко-Саткинский завод. С Саткой мы «породнились» в 1769-м, когда завод был продан Лугинину, конечно же, вместе с  крепостными. А какими были крепостные Строгановых?


Всем известно, что Строгановы – один из аристократических родов в России и покровители искусства, они создали свою иконописную школу. У них было свое отношение к крепостным, одаренных и трудолюбивых они обучали, в том числе и живописному делу.  Николай Бушуев, отец Ивана, был талантливым живописцем. Известно, что Николай Никитович с 1808-го по 1811-й занимался росписями храмов в  Оренбурге, это была Петропавловская церковь, которую снесли в 30-х годах прошлого столетия. А вообще, он числился чертежником при составлении планов после отмежевания строений. Надо сказать, что как раз в чертежной мастерской оружейной фабрики, когда в 1824 году Златоуст посещал император Александр I, сопровождающие его лица увидели там несколько икон.


И после этого пришел заказ, сделать иконы для церкви Горного Кадетского Корпуса.  Прежде чем продолжить рассказ об этом заказе, хочу сказать, что в музее Истории Религии  хранятся иконы: «Преображение Господне» Александра Тележникова и «Воскресение Христа Спасителя» Петра Бояршинова. Они датированы 1825 годом, и я думаю, что это как раз те иконы, которые видели Высочайшие особы  в мастерской оружейной фабрики.


Иконы, которые сейчас находятся в церкви Горного института, почти сто лет после пожара  простояли в хранилище музея. О них не знали или забыли. Я и сама их нашла благодаря случаю. При изучении материалов связанных с фамилией Бушуева, мне попался архивный документ: «Наборные образа, посланные в 1826 году в Горный Кадетский Корпус, раскупорить Ефиму Бушуеву, находящемуся в Академии». Ефим – это младший брат Ивана, в это время он учился живописному искусству в Академии художеств от Златоустовского завода. То, что ему было поручено открыть присланные со Златоуста иконы, вполне закономерно. Он знал секреты создания наборных образов, и в случае их повреждения во время транспортировки, мог реставрировать.

«Преображение Господне». Петр Бояршинов, 1826 год, находится в восстановленной церкви Горного Института, Санкт-Петербург.

Первое известное описание наборных образов можно найти в статье горного инженера Версилова. Это было напечатано в Горном журнале в 1905 году к столетию церкви: «Вне алтаря, за клиросами две иконы, сложенные из камней, присланные из Екатеринбурга в 1826 году. Существует предание, что отдельные камни были собраны горными инженерами. Одна икона, за правым клиросом, изображает «Преображение Господне» (работа Петра Клементьевича Бояршинова), другая за левым «Воскресение Христа Спасителя» (работа Николая Никитовича Бушуева). В той и другой по два самородка. Размеры этих икон внушительны – высота два аршина, ширина один аршин (в переводе на современные размеры 142×72 см). Вес икон тоже солидный:  сама иконная доска имеет толщину около семи сантиметров, на мастику закреплено несколько сотен различных по весу и размеру цветных, драгоценных и полудрагоценных уральских камней.

«Воскресение Господне». Николай Бушуев, 1826 год, находится в восстановленной церкви Горного института, Санкт-Петербург .

Иконы помещены в киот со стеклом, толщина которого десять миллиметров. Во всех четырех самородках два с половиной фунта веса золота…». История этих самородков имеет свое продолжение. Во-первых, в Центральном Государственном историческом архиве есть целое «Дело о четырех самородках», это пятилетняя переписка с 1825-го по 1830-й год. Получилось так, что самородки были вставлены в образа с разрешения начальника Златоустовского Горного округа Степана Петровича Татаринова. Он это сделал без согласования с Министерством Финансов. Стоимость золотых самородков «повисла» на бюджете округа.


После долгой переписки, решили самородки в иконах оставить и записать их на баланс церкви.  Следующий поворот в этой истории  связан с событиями 1917-го и новым порядком в стране, самородки были переданы на дело революции. Но один самый маленький уцелел, он хранится сейчас в сейфе музея Горного института. Добавлю также, что из образов исчезли топазы. Вообще, в эти иконы было положено 42 аквамарина и сердолика, 23 халцедона, 46 черных шерлов, амазониты и яшму в учет не брали.

Восстановленная церковь Горного Института, Санкт-Петербург.

Что же представляют собой наборные образа, которые исполнили златоустовские иконописцы? Я бы сравнила их с хандштайнами – соединение природы и искусства. Этот стиль пришел из Германии. Со времен средневековья существовало поверье, что любой рудник охраняет небесный покровитель. Делалась горка из минералов, которая могла венчаться фигурой Спасителя или же Крестом. Возможно, этот стиль трансформировался в наши наборные образа. Их отличает необычное решение религиозного сюжета и хорошая крепкая живопись с сочетанием различных приемов, техник и материалов. Православные иконы имели двухмерную плоскость, а наборные образа — трехмерное пространство. Фоном идет иконопись, расписные фигуры сделаны из папье-маше, на переднем плане — уральские минералы. Конечно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но когда после восстановления церкви, образа подняли из музейного хранилища и освободили от столетней пыли, они вызвали восторг. Их сейчас отреставрировали и вернули в церковь Горного института, на свое историческое место.

Восстановленная церковь Горного Института, Санкт-Петербург.

Однако, если мы говорим об иконах, которые писали златоустовские живописцы, то известны еще несколько. В фондах музея того же Горного института хранятся две подобные иконы, одна из них Николая Никитовича Бушуева. Образ «Преображение Господне»  Бушуев сделал на собственные средства для Всероссийской выставки 1839 года, которая проходила в Санкт-Петербурге. Другая икона, скорее всего Тимофея Рожкова, отличается манерой письма. В музее Религии хранится работа Петра Петровича Бояршинова , младшего сына Петра Климентьевича, она датирована 1829 годом, это наборная икона «Моление о чаше», данный сюжет очень редко использовали русские иконописцы.


В хранилище Челябинского областного краеведческого музея находятся четыре наборных образа, они небольшие по размеру 70×50 см и, к сожалению, в очень плохой сохранности. Икона «Покров Богоматери» имеет автора и датировку. На небольшом кусочке яшмы в нижней части иконы выгравирована  надпись «А. Бояршинов, 1841г.,род 92». Это Андрей Бояршинов – сын Петра Клементьевича. Его первая известная работа относится к 1813 году. «Мадонна с младенцем» написана маслом на холсте, сюжет приближен к европейской манере, она хранится в музее Горного института. Работы Андрея Бояршинова есть в собрании русской живописи Музея изобразительных искусств в Екатеринбурге и в краеведческом музее Нижнего Тагила, они выполнены масляными красками на металле. В Челябинском краеведческом музее есть икона «Евангелисты». Этот сюжет необычен для наборного образа, он часто встречается в оформлении «Царских врат» иконостасов. Образ состоит из четырех частей, на доске помещены изображения четырех Евангелистов.


Пространство между ними выложено различными уральскими самоцветами и друзами. Несмотря на сильное загрязнение поверхности, камни хорошо различимы: друзы гранатов с Ахматовской копи, образцы амазонитов и красной яшмы соседствуют с кристаллами горного хрусталя и пластинами малахита. Далее, в частной коллекции  семьи потомков известного Златоустовского купца Пучкова  сохранилась живописная картина на библейский сюжет с вложением уральских камней «Св. Иосиф с братьями». Эта многофигурная композиция выполнена по той же технологии, что и другие наборные образа. Такие же образа (четыре работы) есть в краеведческом музее города Чердынь Пермской области, данная техника была применена в работе «Приезд Александра I на Верх-Исетский завод». Сегодня удалось выявить сорок наборных образов, находящихся в различных музеях страны. Когда и где был изготовлен первый подобный образ, пока установить не удалось.


Наборные образа, хранящиеся в церкви Горного института, его музея, а также в коллекциях музеев Истории Религии, областных краеведческих музеев Екатеринбурга и Челябинска имеют датировку и авторство, указывающее на Златоустовское происхождение. И еще один  штрих, при изучении архивных документов  за 1815 год «Имущество Златоустовкого завода» обнаружена интересная запись: «В Большом казенном доме  два больших наборных образа и один маленький – «ветхие». При Никольской церкви также имелся наборный образ «Рождество Христово». Временные рамки создания образов в чертежной мастерской Златоустовского завода, я думаю, можно ограничить 1800-1860 годами.


Эта тема еще только приоткрыла первые страницы своей истории. Златоустовские художники имели свою своеобразную живописную школу и создали нетрадиционные иконы. Как и златоустовская гравюра на стали, этот вид декоративно прикладного искусства, возможно, тоже будет считаться самобытным и принадлежать златоустовским мастерам, причем не только в прошлом, но и в сегодняшнем дне. Христианство — разрешенная тема, она уже находит свое отражение в творчестве мастеров златоустовской гравюры».

Автор: Наталья Вотинова

Похожие новости

ОСТАВИТЬ СВОЙ КОМЕНТАРИЙ

Make sure you enter the(*) required information where indicated. HTML code is not allowed